r_arrow

Роман Лукьянов, Semenov&Pevzner: «Если лицензионный товар популярного бренда исчезнет из России или будет в остром дефиците, его место займет контрафакт»

24 марта 2022 г. 18:34
img
23 марта в Telegram-канале «Вестника» состоялся прямой эфир «Как сегодня защищаются интеллектуальные права и стоит ли ждать волны контрафакта?» с управляющим партнером юридической компании Semenov&Pevzner Романом Лукьяновым. Эксперт пояснил, как на защите прав брендов скажутся поставновления, законопроекты и судебная практика, вынесенные после начала спецоперации России в Украине. В частности, Роман Лукьянов прокомментировал недавний беспрецедентный отказ арбитражного суда Кировской области взыскать с нарушителя прав бренда Свинка Пеппа штраф из-за того, что его правообладатель зарегистрирован в «недружественной» для России стране; Постановление Правительства РФ №299 об отмене компенсации правообладателям по объектам патентного права и законопроект о продлении срока лицензионных договоров на срок действия санкций против России.

– 14 марта арбитражный суд Кировской области вынес беспрецедентное решение, отказав в защите интеллектуальных прав на героев мультсериала «Свинка Пеппа» британской компании Entertainment One на основании того, что она зарегистрирована в стране, наложившей санкции на РФ. Может ли это повториться в дальнейшем в судебной практике?

– Я могу прокомментировать это только как частное лицо, безотносительно компании Semenov&Pevzner или конкретного правообладателя. Мое глубокое убеждение, что это решение принято с нарушением действующего законодательства Российской Федерации. Строго говоря, в нем отсутствует какое-либо нормативное обоснование для отказа в удовлетворении иска. Мое мнение – такие эпизоды могут повторяться, но маловероятно, что они будут носить массовый характер и, мне хочется верить, что эта практика будет корректироваться вышестоящими судами.

В то же время не стоит думать, что санкционные нормы и политика никак не отразятся на защите интеллектуальной собственности. Об этом свидетельствует и дело компании Siemens. При определенных обстоятельствах суды действительно могут отказывать в иске тем истцам-правообладателям, которые являются резидентами стран, перечисленных в постановлении Правительства РФ №430.

– 6 марта 2022 года Правительством РФ было принято Постановление №299 о внесении изменений в пункт 2 методики определения размера компенсации, выплачиваемой патентообладателю при принятии решения об использовании изобретения, полезной модели или промышленного образца без его согласия, и порядка ее выплаты. Ряд аналитиков посчитали это постановление первым шагом к «узакониванию пиратства». Так ли это и повлияет ли данное постановление на работу лицензионного рынка?

– Уверен, что речь не идет об «узаконивании пиратства», так как поправки об отмене компенсации правообладателю внесены в методику, которая относится к использованию изобретения, полезной модели или промышленного образца в интересах национальной безопасности.

Что это означает? Во-первых, поправка относится только к объектам патентного права и не касается товарных знаков и иных результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

Во-вторых, поправка касается только тех правообладателей, которые являются резидентами стран, указанных в Распоряжении Правительства РФ от 5 марта 2022 года №430-р.

В-третьих, это касается только случаев «крайней необходимости, связанной с обеспечением обороны и безопасности государства, охраной жизни и здоровья граждан». Крайне маловероятно, что лицензионный рынок в какой-то его части можно сюда отнести, кроме, возможно, очень специфических групп товаров, как медикаменты.

В основном в постановлении идет речь о медицине, фармацевтике, военно-промышленном комплексе и транспорте.

В то же время нужно понимать, что у государства есть иные механизмы, которые могут влиять в целом на сферу интеллектуальной собственности, в том числе и на лицензионном рынке. Это параллельный импорт, которому селективно будет дан «зеленый свет». В каком объеме и на какие группы товаров – это открытый вопрос. Скорее всего, это приведет к увеличению контрафакта на рынке, но все же это не является «узакониванием пиратства».

Более того, такой инициативы сейчас, насколько мне известно, на повестке у законодателя нет.

– После санкций 2014 года прозвучали инициативы о введение параллельного импорта, в том числе на детские товары. Если параллельный импорт будет принят, как это может повлиять на лицензионный рынок?

Я думаю, что вопрос введения параллельного импорта почти решен. В той или иной форме он будет введен. Но тут надо понимать, что контрафакт и серый товар — это не одно и то же. Контрафакт — это, как правило, дешевый товар низкого качества. А серый товар, ввезенный, допустим, из Китая, — это продукт, выпущенный по лицензии, но на другую территорию. Кроме того, вывоз из страны лицензионного товара могут регулировать сами правообладатели в договорах, устанавливая пенни и штрафы. Такие меры могут контролироваться и таможней страны-производителя.

– Какие ключевые юридические риски сегодня существуют для лицензионной модели бизнеса?

– Основными рисками я бы назвал вопросы приостановки лицензионных контрактов и отказ правообладателей из стран, принадлежащих к списку недружественных государств, от исполнения своих обязательств по договорам. Такие случаи сейчас встречаются все чаще. И этих споров будет больше. Надеюсь, они будут решаться в обсуждениях, а не в судах. Тем более, что сейчас меняется и дополняется законодательная база. Так, например, вчера в Госдуму был внесен законопроект, согласно которому все лицензионные соглашения будут действовать весь период, пока продолжаются санкции. Я сомневаюсь, что законопроект утвердят в существующей формулировке, но если это случится, то лицензиаты смогут законно выпускать и реализовывать продукцию под зарубежными брендами неопределенный срок.

– В целом, как в складывающихся обстоятельствах будет осуществляться защита от пиратства в России?

– Если мы говорим о контрафакте, то мое глубокое убеждение – не стоит ждать серьезных изменений в законодательных механиках. Думаю, что на уровне законодательства в целом все останется на существующем уровне.

Определенные сложности могут быть на уровне правоприменения, то есть на уровне конкретной судебной практики, это видно уже сейчас. Так, например, если стороной спора будет выступать правообладатель – резидент страны из перечня, установленного Распоряжением Правительства РФ от 5 марта 2022 года №430-р, при определенных обстоятельствах в защите может быть отказано. Например, если лицензионный товар не представлен в России продолжительное время и отсутствует объективное экономическое обоснование этому обстоятельству, правообладатель делал публичные заявления об уходе с рынка и так далее — тогда сложности с защитой могут возникнуть.

В любом случае, мой прогноз – объем контрафакта на всех рынках вырастет в этом году, может быть, и в следующем. Это связано с экономической обстановкой в стране, является следствием санкций. При этом надо понимать, что селективное допущение параллельного импорта почти наверняка ослабит по определенным категориям товаров контроль на границе, что также будет способствовать увеличению контрафакта. Косвенно на это может влиять и отказ западных брендов от защиты. Отсутствие проактивной защиты со стороны популярных брендов создаст ощущение безнаказанности для лиц, которые готовы торговать контрафактом. Такой товар может легко потеснить спрос на лицензионные товары, в том числе и в первую очередь на российские. Ресурса правоохранительных органов для борьбы с этим явлением, я уверен, не хватит.

– Как сейчас действуют зарубежные правообладатели, которые вели программы борьбы с контрафактом в нашей стране? Они приостановили работу в этом направлении?

– Пожалуй, пока рано делать выводы. Программа борьбы с контрафактом – это дело сложное, ее нельзя взять и остановить в один момент. Пока общей картины нет. Конечно, кто-то приостанавливает такие программы, кто-то ограничивает, кто-то не меняет стратегию. Все очень ситуативно. Несмотря на штучные прецеденты в судебной практике, все-таки наши суды демонстрируют готовность защищать иностранную интеллектуальную собственность. Это хороший, позитивный сигнал. В среднесрочной перспективе я думаю, что все или большая часть приостановленных антиконтрафактных программ возобновится.

– Спрос на бренды компаний, которые приостановили работу в нашей стране, не пропал, а официальные товары будут исчезать из магазинов. Будет ли их заменять контрафакт? И будет ли откат в плане борьбы с контрафактом?

– Безотносительно к конкретному товару/бренду сложно дать однозначный ответ. Но одно очевидно точно – если лицензионный товар популярного бренда полностью исчезнет с российского рынка или будет наблюдаться его острый дефицит, конечно, это место займет контрафакт. И как я и говорил выше – это негативно скажется в первую очередь на российских лицензионных товарах, потому что такой контрафакт будет конкурировать с ним нечестно и не на равных по ценовому критерию. Если это явление станет массовым, его решение может лежать, как это не парадоксально, в плоскости ужесточения юридической ответственности за распространение контрафакта. Гражданско-правовой, административной и уголовной.

«Вестник лицензионного рынка»

Интервью и аналитика
22 июня 2022 г. 12:08
6 апреля 2022 г. 17:12