r_arrow

Сумеет ли Rovio Entertainment зарабатывать не только на Angry Birds

May 13, 2021, 11:56 p.m.
img

Финская компания Rovio, известная своей игрой Angry Birds, наделала шуму, подав в апреле иск к маркетплейсу Wildberries за то, что тот не удалил своевременно ссылку на продукцию с контрафактным изображением ее героев. Это отнюдь не единичный случай. Компания активно преследует в судах тех, кто пользуется ее героями без ее разрешения, по всему миру – в том числе и в России.

Требования могут составлять миллионы рублей, а могут – всего лишь несколько десятков тысяч, как в прошлогодних исках против ООО «Весна» из Кемеровской области или ИП Марченко из Томской области. По оценке судебного эксперта и основателя «Школы оценщиков интеллектуальной собственности» Александра Костина, сделанной им на страницах «Коммерсанта», за последние 10 лет зарегистрировано 1400 исков Rovio, 753 из них – в прошлом году.

В 2012–2013 гг. Rovio получала от лицензирования 45–47% выручки. А в 2020 г. – чуть более 5%. Rovio важны все доходы. С момента IPO в 2017 г. ее капитализация упала вдвое, компания не выполняет свои обещания по рентабельности продаж: инвесторам была обещана операционная рентабельность продаж в 30%, но последние годы показатель колеблется от 6,3 до 15,6% и даже в год листинга составил 18%.

В прошлом году Rovio рассталась с гендиректором Кати Леворантой, которая вывела компанию на биржу, с обтекаемой формулировкой «по взаимному согласию». С января Rovio возглавляет 41-летний канадец Александр Пеллетье-Норман.

 


Как канадец оказался в Финляндии

Пеллетье-Норман – уроженец Квебека. Прежде чем добраться до Финляндии, ему довелось немало странствовать по миру. В 2003 г. он окончил Шербрукский университет в Квебеке. «Я скорее технарь, нежели управленец», – рассказывал он газете L’Express de Drummondville. Карьеру он начинал программистом игр во французской компании Gameloft в Монреале.

Уже через два года он стал отвечать за производственный процесс всей студии в Монреале – под его управлением оказалась сотня программистов. С 2005 г. этот опыт пригодился ему, когда он открывал отделения Gameloft на разных континентах: в США, Вьетнаме, Бразилии и Аргентине. К 2009 г. он добрался до Парижа, где была штаб-квартира компании, и возглавил подразделение по внедрению ПО на различных платформах – смартфонах, компьютерах, игровых приставках и т. д. Под его началом была уже тысяча человек, но этого Пеллетье-Норману казалось мало. В 2012 г. он вернулся в Монреаль, чтобы вместе со знакомыми стать одним из основателей студии игр Execution Labs.

Но его уговорили вернуться в Gameloft: сначала он возглавил монреальскую студию компании, а затем отвечал за производство во всей Северной Америке в должности вице-президента. В 2016 г. Gameloft была поглощена конкурентом – Vivendi. Пеллетье-Нормана, который к тому времени успел жениться на художнице из Квебека, вернули в Париж, сферой его ответственности стала разработка игр для всего мира. К названию должности «вице-президент» прибавилось слово «исполнительный». Жена с разницей в год родила двоих детей, обустроила детскую... И тут из Парижа они сорвались на север.

В январе 2019 г. Пеллетье-Норман с семьей уехал жить в пригород Хельсинки (Финляндия), согласившись стать исполнительным вице-президентом по разработке игр Rovio. Первое, что его поразило, – честность и законопослушность финнов. «Если вы уроните здесь кошелек на улице, будьте уверены, что кто-то принесет его вам в тот же вечер. При этом ничего не пропадет, – рассказывал он L’Express de Drummondville. – Если финнам скажут беречься [от коронавируса] и оставаться дома – они будут сидеть по домам. И то же самое с безопасностью на дорогах: они все строго соблюдают ограничение скорости. Это просто потрясающе!»

Рабочая культура тоже отличается от привычной Пеллетье-Норману – здесь царит эгалитаризм: «В компаниях и Франции, и Квебека все устроено в соответствии с иерархией. Нам не обязательно было спрашивать мнение каждого о стратегии компании. Но в странах Северной Европы все сотрудники хотят чувствовать себя вовлеченными в деятельность фирмы. Люди хотят понимать, что происходит с бизнесом. Они действительно горят желанием работать над созданием корпоративной стратегии. Сначала я был немного удивлен, но теперь я действительно восхищаюсь этим».

На его счастье, Rovio не самая маленькая студия, но и не слишком крупная – в ней работает 480 сотрудников. «Они трудятся не покладая рук в рабочие часы. Но как только наступает время идти домой – сразу все заканчивается». Что до его усилий по изучению финского языка, тут Пеллетье-Норман предпочитает отшучиваться. «Очень сложный язык, – говорил он квебекскому интернет-изданию La Presse. – Я беру уроки, но говорить на нем будут мои дети, а не я...»

С 2019 г., когда Пеллетье-Норман впервые пришел в Rovio, студия открыла два новых офиса в мире, увеличив их количество до пяти. Один из них появился в Монреале, где у Пеллетье-Нормана живут сестры и мать.

Кто, кроме злых птиц

История Rovio началась в 2003 г. Корпоративная легенда гласит, что студия разработала 51 игру, ни одна из которых не снискала популярности. Дела шли плохо, пока в 2009 г. не появились Angry Birds. Они буквально взорвали интернет.

«Единственная постоянная в мире игр – это перемены. <...> Эта сфера постоянно меняется, причем с головокружительной скоростью! Мне это нравится, можно смело придумывать рыночные стратегии завтрашнего дня, – говорил Пеллетье-Норман L’Express de Drummondville. – Если посмотрите, что мы делали пять лет назад, это не имеет никакого отношения к настоящему».

«Моя роль будет заключаться в том, чтобы найти области для роста, – объяснял Пеллетье-Норман La Presse после того, как в январе этого года стал гендиректором Rovio. – У меня есть три способа сделать это: улучшить отдачу от наших игр, которые уже находятся в обращении, разрабатывать новые игры и приобретать другие студии».

«Мой опыт в качестве руководителя по разработке игр доказал мне, что у Rovio есть все необходимое, чтобы конкурировать на рынке игр для мобильных устройств», – уверял он интернет-издание Pocket Gamer.

Rovio старается разрабатывать новые продукты, но пока что не в силах избавиться от имиджа студии одной игры. Четыре самых популярных игры с известными всем героями-птицами принесли в прошлом году 210 млн евро выручки (половина пришлась на классическую аркаду, где птицами стреляют из рогатки, Angry Birds 2, остальное – на ее версию для игры с друзьями Angry Birds Friends и головоломки Angry Birds Dream Blast и Angry Birds Match). «Количество игроков в Angry Birds 2 растет из года в год», – говорил Пеллетье-Норман интернет-изданию Pocket Gamer.

А вот самая прибыльная игра не из мира злых птиц, запущенная в июне прошлого года головоломка Small Town Murders, принесла 8 млн евро. Головоломка Sugar Blast (похожая по геймплею на Angry Birds Dream Blast, а по идее – на Candy Crush) даже не удостоилась отдельного упоминания в годовом отчете. Новая надежда компании – игра Darkfire Heroes в жанре RPG. Ее Rovio не разработала сама, а купила в прошлом году вместе со студией Darkfire Games.

В результатах судить пока рано: в режиме пробного запуска она появилась в феврале этого года. Пеллетье-Норман излучает уверенность. «Rovio занимает хорошие позиции на рынке игр. У нас отличное портфолио игр, восемь новых в стадии разработки и две в стадии пробного запуска», – говорил он в декабре прошлого года в интервью финскому телеканалу Yle.

Правда, не все игры оказываются хороши. Перед самым интервью Rovio прекратила разработку игры Angry Birds Legends, списав в потери 4,6 млн евро. Чуть раньше та же судьба постигла Angry Birds Tennis после разочаровывающих результатов тестового запуска, а летом прошлого года – Phoenix Rangers.

Кино – это не игры

В 2016 г. Rovio выпустила полнометражный мультипликационный фильм «Angry Birds в кино» (The Angry Birds Movie). При бюджете в $73 млн он собрал по миру $352 млн. Это стало одним из факторов, которые помогли на IPO в сентябре 2017 г. получить от инвесторов оценку по верхней границе диапазона – 11,50 евро за акцию. Но всего пять месяцев спустя компания неожиданно выпустила предупреждение о снижении прогнозируемой выручки, обескуражив инвесторов, – буквально за день акции упали почти вдвое и до сих пор остаются на этой отметке. Два года назад Rovio постаралась повторить киноуспех, выпустив сиквел «Angry Birds в кино 2» (The Angry Birds Movie 2). Фильм неплохо смотрели в марте этого года, когда в начале пандемии он вышел на Netflix. Но сборы по миру все равно не догнали первую часть – $155 млн при бюджете в $65 млн. Поднять лицензионные доходы это, увы, не помогло. В этом году на Netflix должен появиться мультсериал «Angry Birds Летнее безумие» (Angry Birds Summer Madness). Но Пеллетье-Норман уверял Yle, что стратегия компании будет сфокусирована на играх.

Сообщают "Ведомости"

За рубежом