r_arrow

Олег Рой, продюсер: «Я могу сделать бренд из кабачка»

Feb. 18, 2020, 5:21 p.m.
img

Сегодня у знаменитого писателя и продюсера Олега Роя в разработке 27 анимационных проектов для самой разной аудитории. Об одних вы узнаете уже очень скоро, для других еще «не пришло время», как говорит сам Рой. Его бренды известны на всем российском лицензионном рынке и далеко за его пределами. Он не только создает увлекательные истории и ярких персонажей, но и прорабатывает комплексную концепцию проекта, которая в дальнейшем приведет бренд к коммерческому успеху. Рой убежден – в анимационный сериал надо изначально закладывать лицензионный потенциал, и делать это лучше на самом старте. Как создать анимационный проект, который потом станет успешным лицензионным брендом, каким инструментарием для этого пользуется сам Олег Рой и зачем в российском мультфильме появился китайский дракон, писатель и продюсер рассказал в интервью «Вестнику лицензионного рынка».

- Олег, здравствуйте! Расскажите, что, на ваш взгляд, нужно для успеха бренда на лицензионном рынке? Что важнее - инвестиции или классная история?

-  История, ниша, инвестиции. В этом списке нет того, что важнее. Необходимо все. Но если есть понимание, чего именно ждет ваша аудитория, есть возможность чувствовать рынок, то проект займет свою нишу и привлечет инвестиции. У меня не было стартовых инвестиций, когда я запускал Дракошу Тошу, но я очень хорошо понимал в своем рынке 0+, знал, что необходимо зрителю. Я независимый игрок. У меня нет своего телеканала и огромного количества денег. Я сам придумал историю, сам нашел деньги, сам вывел проект на рынок и даже сам заключил первые лицензионные сделки. И сегодня по рейтингу на iVi Дракоша Тоша - номер один. Это объективно отличный результат для независимого проекта, стартовавшего без масштабных инвестиций.

Сейчас я запускаю целый ряд продуктов, которые тоже, я уверен, будут очень успешны. И я знаю, почему. Например, Спейсики. Я знаю, что про приключения маленьких героев в космическом пространстве сегодня нет проектов. Я запускаю Супер Мяу с аудиторией 6+, потому что я знаю, что на рынке нет таких няшных кошек-супергероев. В то же время у меня есть, например, крутой проект Суперфеи. Но я понимаю, что на рынке уже есть и Сказочный патруль, и Фееринки и много других девочковых мультфильмов. Эта ниша занята и в ней ловить нечего.

А вот подростковая аудитория сегодня совсем не охвачена. Понимая это, я создал проект про роботов-трансформеров, который называется «Стражи». Я разрабатываю его вместе с Министерством Обороны. Это масштабный патриотический проект, о котором вы скоро услышите. 

- Считаете ли вы, что можно любого героя сделать популярным брендом, вложив средства, ресурсы и фантазию?

- Абсолютно точно да. Все зависит от инструментариев, которыми ты обладаешь. Можно ли из кабачка сделать бренд? Я вам говорю – да! Герой найден, дальше мы решаем – 2D или 3D? Я вам говорю 2D, потому что так быстрее и больше возможностей для мерчендайзинга – так легче переносить рисунок на товары. Потом мы начинаем создавать других  героев. Анализируем гендерные составляющие, рисуем друзей для нашего кабачка. Дальше подключается наш инструментарий. Если у меня есть телеканал, то мне для вывода бренда и продвижения его больше ничего не нужно. У меня уже все есть. Осталось создать воронку, убрать с канала конкурентов, чтобы зритель смотрел на моем канале только мой мультфильм.

Проект Олега Роя и Минобороны «Стражи»

Но если у меня нет своего телеканала, и после создания проекта мне надо будет идти с ним на телеканал «Карусель», то я должен сделать его очень качественным, чтобы не только канал его взял, но и на рынке мерчендайзинга он сработал.

- А что нужно сделать, чтобы проект стал успешным в лицензировании? Есть какие-то секреты?

- Нет никаких секретов. Есть мой инструментарий.

Прежде, чем сделать проект, я иду к лицензиатам и показываю им всех героев. И они советуют мне, какая форма героя больше подходит для производства товаров. Дают рекомендации, сколько персонажей нужно для выпуска полноценной коллекции, что поменять в образах, их изображениях, чтобы производство мерчендайзинга было максимально удобным и выгодным в итоге. Иногда я даже собираю лицензиатов вместе и  устраиваю что-то вроде рабочей группы по обсуждению нашего бренда. И получаю рекомендации практиков рынка, которые, зная свою сферу, советуют, как лучше подстроить образы под их товары. Я могу сделать для них новых героев, прорисовать локации, изменить цвета. Ведь их требования - это как раз и есть требования рынка.

На этом же этапе я могу заключить с крупными лицензиатами предконтракты, по которым они выпустят товары по только запускаемому проекту. Но надо понимать, что первые продажи на лицензионном рынке крайне важны. Потом, даже если проект через какое-то время выйдет на более высокий уровень и будет стоить в разы дороже, уже не получится продать эксклюзивные контракты в этих категориях, даже если появятся более выгодные предложения. Эксклюзивные контракты всегда предполагают высокие ставки.

- Получается, вы подстраиваете проект под мнения лицензиатов. Как удается не терять при этом в качестве контента?

- Я как человек, обладающий вкусом, чувством стиля, не позволю себе уронить качество своего проекта. Это мой имидж. Поэтому я уверен, что у каждого проекта должен быть продюсер. Человек, который своим авторитетом будет отвечать за его качество. И уже под продюсера проекта, под его авторитет могут дать деньги инвесторы, именно он сможет выйти напрямую на первых лиц компаний-производителей и обсудить проект еще на этапе его создания.
 

- Сколько времени вам требуется, чтобы создать готовый проект?

- Я готовлю проект два-три года. Создаю российские и международные проекты, которые пользуются спросом и в Китае, и в Европе, и в странах бывшего СНГ. Я применяю весь свой инструментарий для того, чтобы локализовать свои мультфильмы и подстроить их под требования рынка. И для того, чтобы лицензионный бренд заработал на рынке мерчендайзинга, это самый эффективный подход. Через два года я продаю уже готовые проекты. Они полностью укомплектованы и подготовлены для работы. К этому моменту, как правило, есть и классная история, и отрисованный мир, и 26 серий сериала, и книги, и даже первый пул лицензиатов.

У меня есть одно правило, которое я никогда не нарушаю. Я никогда не зарабатываю в момент производства проекта. Да, я дорогой менеджер и получаю зарплату. Но кроме этого на старте я не получаю от проекта ничего, ни дивидендов, ни какой-либо другой прибыли. Я заинтересован в том, чтобы максимально повысить стоимость бренда и тогда уже заработать на его продаже. Поэтому для меня срок в два-три года на раскрутку и становление проекта  - это нормально. За два года можно создать собственный классный бренд, где все будет учтено и рассчитано под запросы рынка.

- Когда вы приходите к лицензиатам, почему они верят в ваши проекты? Опираясь на ваш имидж или все-таки проводя экономические расчеты?

- Они знают меня, знают, что я создаю качественные бренды. Они знают, что мои проекты будут экономически выгодны. Это подтверждено практикой. 100 из 100 моих проектов востребованы. Для некоторых из них просто не пришло время. Но все они были сформированы внешними или внутренними запросами рынка.

Скажем, «Поваряша и вкусняша». Проект возник в 2012 году. Качественная 3D анимация, классная история. Он был специально сделан для перепродажи. Сейчас я его доупаковываю и собираюсь продавать. Я создал историю, внутри которой есть сказочная страна. Вкуслюндия. И если вы, например, владелец сети ресторанов или кафе, куда ходят дети, то можете выпускать мерчандайзинг под этим брендом и показывать его в вашей сети. Я предлагаю владельцам брендов целый мир для развития  их бизнеса.

У меня есть проект «Пекин-Москва и два медведя». Это приключенческий мультфильм о защите животных и дружбе. Почему Пекин? Да все просто. Это потребности рынка – развивающиеся международные отношения с Китаем, которые диктуют свои тренды. Я легко меняю проект под эти запросы, могу локализовать его не только для России. Чтобы мультфильм «Пекин-Москва и два медведя» был интересен нашим китайским партнерам, я создал для него нового героя – красного китайского дракона. Это адресная локализация, которая не оставляет проекту шансов остаться незамеченным.

Понимаете, мой плюс как создателя брендов в том, что я не отталкиваюсь от нарисованного образа, когда делаю проект. Я отталкиваюсь только от потребностей рынка, я умею их отслеживать, слышать и реализовывать.

- Какие актуальные темы вы видите сегодня?

- Например, аутизм - это одна из самых серьезных проблем современности. Сегодня каждая 50-ая семья в мире имеет ребенка аутиста. Сегодня это заболевание развивается по двум направлениям. Первое – это врожденный аутизм. А второе – это приобретенный аутизм, так называемый лже-аутизм. И с каждым годом число больных этим лже-аутизмом растет. Причиной заболевания становятся гаджеты. Дети уходят в мир компьютерных игр, перестают общаться с социумом, начинает играть сами с собой, общество им становится неинтересно, они замыкаются и кроме девайсов им ничего не нужно. Любая попытка вытащить ребенка из этого мира вызывает только его агрессию. И остановить это заболевание практически невозможно. Проблема приобретенного аутизма - одна из самых основных сегодня. 

Понимая это, я сейчас делаю проект «Волшебная лавка Есении». Действие происходит в  мире игрушек. В центре их игрушечного города есть волшебная лавка Есени, где работает Мишка Шмяк и его команда. А Мишка Шмяк – аутист. Он особенный, зрители видят его странное, не совсем обычное поведение. Но герои не дразнят его, а относятся с уважением. На протяжении всех серий я буду давать образовательную идеологию правильного поведения и социализации ребенка в семье и обществе.

- Это больше похоже на социальный проект, чем на коммерческий.

 - Я уверен, что каждый из нас пришел в этот мир зачем-то. Вот я иногда думаю, может, я пришел как раз за тем, чтобы воплотить в жизнь одну из таких полезных идей? Я знаю, что я здесь на время и к смерти отношусь очень легко. И если там, в той жизни, есть святой Петр, который будет ждать меня перед вратами рая, я должен знать, что скажу ему.

Конечно, этот проект я делаю для души. Но помимо всего прочего, поверьте, это будет еще и очень денежный проект. Впоследствии я хочу дать всем детям этого мира игрушку – Мистера Шмяка. Это будет такой проводник, коммуникатор особенных детей с окружающим миром. Только представьте: в каждой 20-ой семье к 2025 году будет ребенок-аутист и каждая 20-ая семья в мире будет готова купить эту игрушку. Если этот проект сделать грамотно, то он будет очень коммерчески успешным.

Для чего в таком проекте нужна коммерция? Конечно, для того, чтобы делать сразу несколько сезонов, чтобы снимать полный метр, чтобы перечислять деньги в благотворительные фонды.

Сериал стоит 300 миллионов рублей и на него у меня сейчас есть уже четыре инвестора.

- Вы много говорите об инструментарие. Что это за инструментарий и откуда вы его берете?

- Многие инструментарии я изобретаю сам, глядя не только на рынок, но и на внешнюю политику нашего государства. Я постоянно развиваюсь, нахожусь в поиске партнеров, художников, новых идей. Я общаюсь, я хочу постоянно чувствовать реакцию рынка. Я умею дружить и знаю каждого на рынке, я постоянно в теме.

Мой инструментарий – это мое имя, мой имидж, мой круг общения, мои возможности и способности, мои знания, сигналы рынка и даже наше с вами сегодняшнее интервью – это важная часть моего инструментария.

Анимационный
мальчики/девочки
2 - 4 | 4 - 7
Интервью и аналитика
Лучшее из архива