r_arrow

Илья Попов, ГК «Рики»: «Азиатский регион для наc – один из ключевых за пределами России»

Dec. 12, 2019, 4:25 p.m.
img

В ноябре 2019 года в Абу-Даби прошла конференция Russia Creates, в ходе которой творческие компании из России презентовали свои проекты инвесторам региона. Мероприятие проводилось под эгидой департамента культуры и туризма Абу-Даби в рамках программы по превращению Эмиратов в центр мировой креативной мысли. AdIndex задал несколько вопросов российским участникам конференции, предложив поделиться впечатлениями и оценить перспективы задуманного. 

– Илья, представьте, что вас только что назначили главой департамента культуры Абу-Даби и перед вами стоит задача перенести креативную столицу из Санкт-Петербурга сюда. С чего бы вы начали? Назовите главные шаги.

– Одно условие уже выполнено – здесь много солнца. Большое количество солнечных дней в году, теплая погода – это всегда радует и добавляет позитива в творчестве. Не случайно Калифорния в этом смысле стала не только «кремниевой долиной», но и центром для Голливуда и для всего креативного мира, потому что климат к этому располагает. Второе, что, например, делают китайцы, создавать креативные мини-города, которые в плане инфраструктуры обеспечены всем необходимым для развития творческих индустрий.

– Вы согласны с посылом вашего коллеги Олега Бериева, участника конференции Russia Creates, что созидание может стать русской национальной идеей? С солнцем у нас сложновато, инфраструктура тоже небогатая.

Абсолютно согласен с Олегом. Творческий потенциал, которым мы располагаем, при должном развитии позволит сделать российский продукт сильным элементом экспорта. Были страны, обладающие гораздо меньшими возможностями на старте 20-30 лет назад. Примеров, когда креативные индустрии становились частью экономики, много. И хотя наша экономика пока остается сырьевой, заметно как фокус понемногу начинает сдвигаться, государство предпринимает конкретные шаги по поддержке креативных индустрий. В нашей отрасли мы это ощущаем.

– Вы сейчас говорите как руководитель Ассоциации анимационного кино?  Расскажите об этой своей роли. 

– В Ассоциацию входят практически все российские анимационные студии, а их более 55. В последние годы взаимодействие со структурами, отвечающими за поддержку экспорта, привело к достаточно сильным сдвигам в этой области. Уже точно можно сказать, что обращения и инициативы, которые озвучивались несколько лет назад, начали превращаться в конкретные действия. Министерство культуры уже напрямую говорит о том, что экспортный потенциал отечественного кино становится одним из значимых факторов в оценке и отборе проектов. Если раньше была установка на то, чтобы доля российского кино на внутреннем рынке хотя бы не падала, и количество наших проектов было в балансе с зарубежными, то сейчас акцент делается на успешности российских проектов за пределами страны.

Если мы говорим про креативную экономику, и даже про наш сектор, то он очень сильно пересекается с разными министерствами и ведомствами – Минэкономразвитием, Минпромторгом, Минсвязи и другими. Такие связи – залог развития цивилизованной торговли, лицензирования прав, использования персонажей. "Content is King", и появление ярких российских контентных историй продвигает и развивает много сопутствующих областей. Поэтому такая экономика и называется креативной. В этом смысле поддержка отдельных авторов, художников, мультипликаторов, режиссеров, которые развивают свои авторские проекты, не несущие в себе, на первый взгляд, коммерческого потенциала, имеет важное культурное значение.

– Говоря о креативе в рекламе, почему у нас так мало мультипликационных роликов в рекламе? Они намного дороже, чем телевизионные в производстве? К вам приходят запросы на рекламу?

– Приходят, но мы, честно скажу, очень редко за них беремся. Обе наши студии – и в Петербурге, и в Москве – заточены на индустриальную сериальную анимацию и полнометражные фильмы. Расходовать ресурсы на мини-форматы 30-секундных роликов, где нужно проделать работу часто не меньшую, чем в процессе создания сериала, нам не хочется. Я согласен, что в перспективе это может стать чем-то бОльшим.

Есть элемент вирусности, когда у кого-то появляется яркое анимационное решение, другим сразу хочется сделать что-то подобное. Сейчас мы это наблюдаем на примере маскотов. В США и Азии индустрия персонажей развита очень сильно, любая уважающая себя компания, неважно, B2B или B2C-сектора, практически в обязательном порядке в рамках бренд-идентификации создает собственного героя или даже целую группу персонажей-маскотов. Их появление автоматически влечет за собой создание рекламных анимационных проектов, связанных с их оживлением. Это тоже своего рода тренд, который сейчас зарождается, и компании, решившие на этом специализироваться, могут занять определенную нишу.

Интереснее, когда появляется партнер, приходящий не за полуминутным роликом, а готовый довериться нам в создании и развитии целостного проекта. Когда маскот может жить, развиваться и становиться объектом коммуникации на целевую аудиторию, будучи элементом маркетингового плана. Такие коллаборации нам интересны. Тогда, я уверен, мультипликационных рекламных роликов станет больше.

– Креатив – понятие универсальное или все же носит страновой, социокультурный или какой-то иной характер? Проще говоря, может ли креатив, созданный в Объединенных Арабских Эмиратах, быть понят в России, и наоборот?

– Возьмем для примера Азию, где я часто бываю. Азиатский регион для нашей компании – один из ключевых с точки зрения фокуса развития за пределами России. Интересный момент – самый фреш, который так ценится в творческом продукте, приходит не из развитых стран вроде США, а из тех регионов, которые ментально очень сильно отличаются от европейского и американского потребителя. Если условно разделить карту мира на какие-то очаги креативности, то Азия – Япония, Корея, Индонезия, Таиланд – будет окрашена на ней в самые яркие цвета. Это, конечно, другая вселенная.

В мире все заметнее процессы проникновения, подражательства и переосмысления. Например, наши персонажи очень долго воспринимались и в России, и в других странах не как российский продукт. На момент появления «Смешариков» на своем пике была эстетика покемонов. И нас воспринимали чуть ли не как японскую эстетику. А Малышариков мы намеренно сделали кавайными. Вероятно, это помогло при выходе на азиатский рынок. Хотя, в общем-то, мы их делали для себя. Для Азии они смотрятся достаточно западными, но с какими-то элементами, которые для них близки и понятны.

– Что российский креативный бизнес может найти в Абу-Даби?

– Для нас это перспектива выхода на новые рынки. Мы видим большой потенциал в работе с арабоговорящей аудиторией, поскольку имеем успешный опыт вывода на другие международные рынки. На китайском рынке своего рода феноменом стал наш дошкольный анимационный сериал «Тима и Тома». Успех был настолько велик, что производство контента для этого рынка стало расти стремительными темпами. За несколько месяцев аудитория проекта достигла двух миллиардов. Этих показателей мы рассчитывали достичь за два года показа сериала на китайском видеохостинге YouKu. В результате партнером «Рики» стал холдинг Alibaba Group, который приобрел права и вошел в проект как копродакшн-партнер. На стыке культур, как я и говорил выше, действительно, рождаются яркие продукты. Мы будем рады, если получится создавать подобные проекты в Арабских Эмиратах.

Сообщает adindex.ru

Анимационный
мальчики/девочки
4 - 7 | 8 - 12
Анимационный
мальчики/девочки
2 - 4 | 4 - 7
мальчики/девочки
2 - 4 | 0 - 2
Интервью и аналитика