r_arrow

Наступательная анимация

10 ноября 2016 г. 0:00
img

Легендарный "Союзмультфильм" в очередной раз стал ареной боевых действий. На сей раз война за студию разгорелась между эффективными менеджерами, планирующими превратить ее в российский Pixar, и мультипликаторами, пытающимися сохранить традиции авторской анимации.

"Помогите спасти "Союзмультфильм", уникальный феномен российской культуры!" — петиция с таким призывом к моменту сдачи номера "Денег" в печать набрала на сайте Change.org почти 9 тыс. подписей. Она уже направлена министру культуры Владимиру Мединскому, а также премьеру Дмитрию Медведеву и президенту Владимиру Путину.

Автор обращения Елена Козлова, правда, как выяснилось, на студии не работает, и петиция — ее частная инициатива. Вместе с единомышленниками Елена требует отстранить нынешнее руководство "Союзмультфильма", чья политика, по их мнению, "ведет к гибели прославленной студии", и восстановить в должности ее художественного руководителя Михаила Алдашина, благодаря которому ""Союзмультфильм" снова вырвался в лидеры".

Не исключено, что петиция появилась под впечатлением от октябрьских интервью Алдашина. Режиссер, в частности, заявил, что новый руководитель "Союзмультфильма" Глеб Давыдов не имеет отношения к анимации, обещал выгрести "старую команду со студии бульдозером" и якобы уже почти выполнил обещанное: вместо профессионалов-художников на студии появились "сомнительные личности".

Призыв спасти легендарную студию звучит далеко не первый раз. И нельзя сказать, что предыдущие призывы оставались без ответа. За последние пять лет "Союзмультфильму" регулярно пытались помочь материально: не считая стоимости нового здания на улице Академика Королева, куда студия должна переехать до конца года, она получила около 900 млн руб. К тому же в отличие от многих госстудий ей вернули право на доходы от коллекции советских мультфильмов.

Однако кроме многочисленных конфликтов и смены руководства "Союзмультфильму" по-прежнему похвастаться нечем. Перечисленные теми, кто поддержал петицию, работы последних лет — "Очень одинокий петух", "Пык, Пык, Пык", "Питон и сторож" и другие — хоть и были отмечены на разных фестивалях, ни денег, ни массового зрительского интереса не принесли.

Коробка с коридорами после захвата

Конфликты — и не просто конфликты, а настоящие войны — начали сотрясать "Союзмультфильм" еще в 1990-е. В 1993 году студию возглавил никому не известный 24-летний Сергей Скулябин, называвший себя главой ассоциации "Пресс-Анима-Экран".

Скулябин был фактически первым, кто пообещал акционировать студию и превратить ее в успешное предприятие. На деле он рассчитывал на доходы от так называемой золотой коллекции "Союзмультфильма". Студия, в то время существовавшая в статусе арендного предприятия, как раз получила право распоряжаться собранием известных советских мультфильмов и собирать деньги с тех, кто использовал их или их персонажей.

"Предполагаемая схема была проста: акционирование, перепродажа прав на фильмофонд подставным компаниям, ликвидация предприятия через банкротство",— вспоминает историк анимации Георгий Бородин. Однако реализовать ее не удалось: правление заподозрило неладное. Скулябин, правда, не растерялся, выставил на проходной "Союзмультфильма" ЧОП и стал отбирать пропуска у всех недовольных его политикой.

Этот период собственной истории "Союзмультфильм" именует не иначе как "оккупацией". На время сместить Скулябина все же удавалось, но для нового главы "Союзмультфильма" Эрнеста Рахимова ничем хорошим это не кончилось: в августе 1997 года неизвестные избили его в подъезде дома обрезками арматуры, после чего Скулябин снова захватил студию, уже силой.

В итоге к началу нулевых "Союзмультфильм" подошел в плачевном состоянии. "Пока велась эта война, предприятие разорвали на кусочки",— сокрушался в одном из интервью Акоп Киракосян, возглавивший студию в 2000-е годы. На обломках студии к началу 2000-х был образован новый "Союзмультфильм" уже в форме ФГУП.

По словам Бородина, обновленный "Союзмультфильм" первое время еще снимал мультики, правда, стеснялся демонстрировать их даже на годовых отчетах. В целом студии по-прежнему было не до творчества. Директора продолжали меняться, долги росли, государство денег не выделяло. В попытке заработать руководство даже водило по "Союзмультфильму" детские экскурсии, выставляя режиссеров в коридор, пока детям показывали, как делают мультяшки. Кроме того, "Союзмультфильм" судился из-за прилегающей к его зданию территории, которая во время "оккупации" Скулябиным отошла некой сторонней фирме.

Какое-то время "Союзмультфильм" существовал также на роялти от золотой коллекции, но вскоре началась масштабная реорганизация государственных киностудий. В 2001 году все исключительные права на созданные "Союзмультфильмом", Центральной киностудией им. М. Горького, "Ленфильмом" и другими студиями произведения были сначала переданы выделенным из них фильмофондам, а затем "Объединенной государственной киноколлекции". ОГК была создана с учетом предполагавшейся тогда приватизации студий для сохранения фонда мультфильмов и кинокартин. Однако приватизация так и не состоялась, а доходы от коллекции студии утратили.

Вернуть свои права на золотую коллекцию аниматоры решили в 2011 году. Группа мэтров отечественной мультипликации: Юрий Норштейн, Андрей Хржановский, Леонид Шварцман и Эдуард Назаров — обратилась с открытым письмом к тогдашнему главе правительства Владимиру Путину. Студии "Союзмультфильм" "почти не существует", написали они в обращении, "есть коробка с коридорами и комнатами и просмотровым залом, где стоит могильная тишина". Кроме того, аниматоры просили и о финансовой поддержке: 250-300 млн руб. в год, по их расчетам, должно было хватить студии, чтобы вернуть "былую мощь".

После того письма и встречи с премьером право распоряжаться коллекцией "Союзмультфильму" вернули, а на должность директора студии назначили режиссера и аниматора Николая Маковского. Российские мультипликаторы были этому очень рады, поскольку наконец-то к управлению творческим коллективом пришел человек, имеющий непосредственное отношение к анимации. Маковский же в очередной раз пообещал возродить традиции отечественной мультипликации.

Радонежский вместо Суворова

"Когда я принял студию в апреле этого года, она была в предбанкротном состоянии — долги составляли 56 млн руб.",— рассказывает действующий руководитель "Союзмультфильма" Глеб Давыдов. Прежде работавший советником министра культуры Владимира Мединского, с которым давно знаком, сейчас он "подхватил" студию временно и руководит ею в статусе и. о. директора.

Казалось бы, предпосылок к тому, чтобы у студии вновь начались финансовые сложности, не было. Последние пять лет "Союзмультфильм", несмотря на продолжающиеся судебные споры с преемником ОГК — Госфильмофондом, стабильно получал около 100 млн руб. в год от своей золотой коллекции. Кроме того, студии было выделено 97,3 млн руб. на производство 35 проектов, новое здание на улице Академика Королева и 340 млн руб. на его ремонт. Еще почти 460 млн руб. из бюджета было потрачено на модернизацию оборудования.

Однако директора на студии по-прежнему подолгу не задерживались. Давыдов за последние пять лет — четвертый по счету. Назначенный после письма Путину Маковский покинул студию через два с половиной года. "Деньгам" он сказал, что ушел по личным причинам, которые предпочитает не называть. Затем у "Союзмультфильма" месяц был временный руководитель. На смену ему в 2014 году пришел сценарист и продюсер Андрей Добрунов, с которым Министерство культуры связывало большие ожидания с оздоровлением студии и возрождением ее финансовой успешности.

Представляя коллективу Добрунова в качестве директора, Владимир Мединский акцентировал внимание на его "большой истории успеха". Добрунов, действительно, был продюсером нескольких серий суперуспешного сегодня мультсериала "Маша и Медведь", а также создавал и продюсировал полнометражного "Князя Владимира", собравшего в прокате почти $5,4 млн. Кроме того, у него была собственная "Да-Студия", которая как раз заканчивала работу над полнометражной анимационной картиной "Сергий Радонежский".

Придя в "Союзмультфильм", Добрунов в отличие от многих сразу же запустил производство — студия впервые за долгие годы начала делать мультфильмы. Здесь были и короткометражные проекты, которые как раз создавались под руководством Михаила Алдашина (за время его работы студия завоевала более 40 призов и дипломов по всему миру), и полнометражный "Суворовъ", бюджет которого был оценен в 300 млн руб.

«"Суворовъ" — это первый полноценный проект "Союзмультфильма",— гордо рассказывал в интервью Добрунов.— Мы его делаем после почти 30-летнего перерыва "внахлест" с "Сергием Радонежским". То есть люди, которые высвобождаются от работы на одном проекте, разрабатывают персонажей на другом».

Сегодня именно ошибками Добрунова и его команды нынешний руководитель "Союзмультфильма" объясняет незавидное финансовое положение студии. "С одной стороны, Добрунов увлекался дорогостоящими и длительными проектами, с другой стороны, слишком активно вкладывался в авторскую анимацию,— поясняет Давыдов.— Такие мультфильмы хороши для показа на фестивалях и завоевания разнообразных призов, но вряд ли станут популярны и принесут доход".

Сам Добрунов говорить с "Деньгами" о ситуации на "Союзмультфильме" отказался. Его "Сергий Радонежский", на который уже к 2014 году, по словам самого продюсера, было потрачено около $10 млн (фильм создавался на деньги "Ростеха" и получил поддержку Фонда кино), так и не вышел в прокат ни в конце 2015 года, как планировалось, ни в 2016-м. "Суворовъ" же, несмотря на вложенные 100 млн руб. Фонда кино и еще 38 млн руб. средств "Союзмультфильма", оказался сделан только на 15%. "Проверка по "Суворову" пока не закончена, но есть предположение, что часть денег от этого проекта была потрачена на "Сергия Радонежского",— отмечает Давыдов.— Я по-другому не могу объяснить, почему "Суворовъ" забуксовал".

В итоге из-за долгов, рассказывает Давыдов, этим летом студия была вынуждена заморозить некоторые проекты, сократить зарплаты и часть сотрудников. Сокращение коснулось и Михаила Алдашина. "Он был выведен за штат, но мы договаривались через несколько месяцев принять его обратно, однако Миша не дождался и поднял шумиху в прессе",— поясняет Давыдов.

Главный вопрос, на который так и нет ответа,— должен "Союзмультфильм" стать самостоятельной продюсерской структурой — производить сериалы и полные метры — или должен остаться государственной студией с госфинансированием, которая поддерживает авторские проекты, творческие дебюты и образовательные курсы",— рассуждает исполнительный директор Ассоциации анимационного кино Ирина Мастусова.

Государство, впрочем, для себя на вопрос ответило. Глеб Давыдов не раз в этом году заявлял, что студия должна стать российским Pixar, делать сериалы и полные метры, а Владимир Мединский обещал под это обеспечить соответствующий госзаказ, что позволило бы "студии встать на ноги и представлять некую коммерческую ценность". Тогда через какое-то время "Союзмультфильм" можно будет наконец ссадить с государственной шеи, к примеру, проведя приватизацию,— пока инвесторы в целом не заинтересованы вкладываться в российскую анимацию, а тем более в такой проблемный актив.

Однако сами мультипликаторы коммерциализации студии боятся и ратуют за сохранение и развитие авторской анимации. Именно о том, что "наша традиция — это авторское кино", в интервью Lenta.ru в октябре применительно к "Союзмультфильму" говорил и Михаил Алдашин.

"Попытки совместить оба подхода неизменно заканчиваются скандалами и финансовыми неудачами",— резюмирует Мастусова.

Впрочем, рынок за эти годы давно уже сделал выбор в пользу коммерческого продукта для детей. "Авторская анимация, как и везде в мире, на 80% недетский продукт. Каналам не очень интересно показывать авторскую недетскую анимацию — это не формат зрительский, не формат по времени",— объяснял в интервью "РИА Новости" управляющий директор группы компаний "Анимаккорд", сопродюсер мультсериала "Маша и Медведь" Дмитрий Ловейко.

Сериал для дошкольников о гиперактивной девочке, докучающей флегматичному медведю, тем временем уже переведен на 25 языков, показывается более чем в ста странах мира. Сколько он приносит своим создателям — коммерческая тайна, но выручка производителей от продажи товаров по лицензии "Анимаккорда" под брендом "Маши и Медведя" в прошлом году составила $225 млн, а студия, по данным РБК, получает 10% от продажи лицензий на непродовольственные товары и 5% на продовольственные — и это только 60% ее дохода.

Еще один пример — петербургская студия "Мельница", которая зарабатывает в том числе на полнометражных франшизах о трех богатырях и Иване Царевиче: доход только от их проката, по данным портала "КиноПоиск", уже превысил $140 млн. При этом, при всей креативности студия ориентируется на индустриальный подход — минимизацию издержек и максимизацию прибыли, и упреков в слабых сюжетах или недоработанных персонажах особо не боится.

Впрочем, до уровня Pixar или Disney ни одна из российских студий дотянуться в обозримой перспективе не мечтает, даже с учетом государственных вложений. К примеру, бюджет последнего мультфильма того же Pixar "В поисках Дори" составил $200 млн, мировой прокат принес ему $1 млрд, а сборы в российском прокате всего $9 млн. "Конкурировать на равных с мейджорами, которые давно на рынке, нам пока тяжело — чтобы подняться, требуется много времени и инвестиций, в том числе государственных. Кроме того, нужно развивать международное направление: окупать качественные картины на территории России мы уже не можем",— говорит Юрий Москвин, генеральный продюсер Wizart Animation.

В декабре у "Союзмультфильма" в очередной раз может поменяться руководство: Минкульт должен провести конкурс по выбору нового директора студии. Подавать ли заявку, нынешний руководитель Глеб Давыдов пока не решил. Сначала, осторожно говорит Давыдов, нужно понять, какое у студии будущее.


Сообщает kommersant.ru

Российские новости