Каталог участников рынкаNew
Вестник лицензионного рынка

Из архива

Интервью и аналитика


Эдуард Ахрамович, «Укранімафільм»: «После музыкального продюсерского опыта я решил работать только с анимационными персонажами»

Дата: 26.05.2017 368
Компании: UDC Licensing Agency
Эдуард Ахрамович, «Укранімафільм»: «После музыкального продюсерского опыта я решил работать только с анимационными персонажами»

Мультфильм «Козаки» знает, наверное, каждый, чье детство проходило в Украине после 1967 года: именно тогда на экранах появился первый мультфильм из этой серии. Мультфильм создали режиссер Владимир Дахно и художник-постановщик Эдуард Кирич на студии «Київнаукфільм». Последний работает над «Козаками» до сих пор: за 50 лет было создано десять циклов мультфильма с узнаваемыми персонажами трех запорожских козаков.

К выходу в 2017 году запланированы три новые серии «Козаков». В 2012 году студия «Укранімафільм» выиграла с этим проектом 4-й питчинг Госкино, финансирование было получено в 2015-м. Студия хотела бы и дальше работать с этими персонажами, в том числе снова привлекая государственные деньги. О надеждах на грядущий питчинг, непохожести анимационных сериалов на прокатное кино и о том, что лучше — удерживать на плаву государственную студию с традициями или с нуля создавать новую частную с инновациями, — «Детектор медиа» поговорил с генеральным продюсером «Укранімафільма» Эдуардом Ахрамовичем.

— Эдуард, я знаю, что «Козаков» вы подали на 10-й питчинг Госкино. А что еще вы туда подали в этом году?

— На 10-й питчинг я подал два сериала от легендарной студии анимации «Укранімафільм»: «Пригоди Котигорошка та його друзів» (9 серий) и «Козаки. Навколо світу» (10 серий). Почему такое количество серий? Я уже спродюсировал по заказу Госкино четыре серии «Котигорошко» и хочу, чтобы было хотя бы полсезона — 13 серий. На студии сейчас снимаются «Козаки. Навколо світу», в октябре мы сдаем три серии. Первая серия уже готова, вторую мы заканчиваем в мае и сейчас готовим третью, а дальше — постпродакшн. Мы планируем премьеру или на 14 октября — это день козака, День украинской армии, или на 19 декабря, День святого Николая.

У меня логика следующая: раз государство уже начало выделять деньги на эти сериальные проекты — нужно продолжать. Потому что для того, чтобы украинские телевизионные каналы ставили в телевизионные слоты не зарубежную анимацию, а украинскую — она должна быть.

У «Котигорошко» высокие рейтинги как для украинского анимационного сериала. Премьера «Пригод Котигорошка та його друзів» состоялась на День независимости в 2014 году на канале «1+1», в прайм-тайм — 11:00, непосредственно перед выступлением Президента, который тогда только занял свой пост. В YouTube у «Пригод Котигорошка» — несколько миллионов просмотров и множество писем от зрителей с просьбами снять продолжение. «Котигорошко» — одна из самых популярных украинских народных сказок.

Что касается «Козаков», то это самые популярные украинские анимационные персонажи. Они живут не только в анимации, но и много где за ее пределами. Недавно в Киеве проходил Чемпионат мира по хоккею — они были его талисманом. Над сериалом работает хороший современный режиссер Марина Медведь, художник-постановщик Эдуард Кирич, который их придумал, — народный художник Украины и СССР. Саундтреком идет песня «Козак System» «Козак містом йшов».

На все предыдущие питчинги я подавал авторские проекты: за свою продюсерскую карьеру я сделал мультфильм «Лежень» с режиссером Людмилой Ткачиковой, «Птахи» с Ириной Смирновой, кукольные мультфильмы «201», «Лахмітко» и «Аттракцион» с Олегом Педаном, «Халабудку» с Мануком Депояном, «Кобзар-2015» с Богданом Шевченко. Но фестивальная анимация не дает создать индустрию. А я ратую за то, чтобы в Украине появилась анимационная индустрия. Так что в этом году подаю только мультсериалы со зрительским потенциалом. Оба сериала зрители знают и ждут. Поэтому я считаю, что риск неуспеха снижен.

Оба поданных на питчинг проекта — это классическая рисованная анимация, которой знаменит «Укранімафільм». Сегодня в мире каждый год делаются сотни тысяч минут 3D-анимации. Новые 3D-персонажи сложно различить, они очень похожи. Рисованная анимация очень от них отличается. Но зрителям, на самом деле, не важна технология. Посмотрите на популярность «Свинки Пепы», хотя она выполнена в так называемой лимитированной анимационной технике. Поэтому я всем говорю: технология вторична, первичны история и персонажи. В «Котигорошке» и «Козаках» — отличная история и отличные персонажи.

Анимация — это отдельный вид искусства. Это не совсем кино. Все проблемы, которые есть в украинском кино, в анимации выражены в квадрате. Отсутствие сценаристов, режиссеров, связи поколений и так далее. Я уважаю старшее поколение аниматоров, которые еще живы. Вокруг Кирича мы построили историю с «Козаками». Когда он приходит на студию, молодые художники слушают, как он рассказывает о цветах, композиции. Этот сплав молодости и опыта, эту школу нужно поддержать.

— А что это за еще 26 серий про козаков, которые были сняты и показаны в прошлом году?

— «Козаки. Футбол». Но это проект не с Госкино, а совместный проект телеканала «1+1», онлайн-кинотеатра Megogo и студии «Барабан».

— Вы продюсировали эту анимацию по их заказу?

Да. В прошлом году сборная Украины впервые в истории через отбор попала в финал Чемпионата Европы по футболу, который проходил во Франции. И  родилась идея сделать 26 эпизодов по 2,5 минуты на околофутбольную тематику. Я их делал как продюсер, Эдуард Кирич и Юрий Журавель — как художники, а Марина Медведь — как режиссер. Я считаю, что это отличный проект, на который, к сожалению, были отведены очень сжатые сроки — всего семь месяцев. Это очень мало для 26 эпизодов. Если честно, то над последними эпизодами мы еще работали, когда сериал уже был в эфире.

— Вы знаете рейтинги показов на «1+1»? А на Megogo сериал показывали по рекламной модели?

Да, на Megogo была рекламная модель. Канал показывал сериал каждое утро в «Сніданку з “1+1”», и они были настолько уверены и довольны, что поставили «Козаков» в слот вместо «Маши и Медведя». «1+1 медиа» и до сих пор их крутит. Сначала «1+1» показал сериал утром по будням, потом был повтор всех серий блоком по субботам, потом показывал ТЕТ, а сейчас он дошел до «ПлюсПлюс». И, насколько я знаю, «Котигорошко» группа «1+1 медиа» тоже до сих пор показывает.

— Вы упомянули студию «Барабан». Почему иногда вы подаете свои проекты на питчинги от «Барабана», а иногда — от «Укранімафільма»? И вообще, какая связь между этими двумя студиями? «Барабан» — это частная студия?

Я продюсер. Когда нет работы, не могу простаивать и берусь за проекты, которые связаны с анимацией. Мне важно нарабатывать опыт и делать анимационный продукт. Я в «Барабане» делал проект «Козаки. Футбол».

— А у кого права на «Козаков», их образы?

У Эдуарда Кирича и Наташи Дахно, дочери Владимира Дахно.

— То есть они могут на свое усмотрение сотрудничать с любой студией?

Да.

— Я знаю, что вы человек с правильным маркетинговым мышлением, вы понимаете, что такое бренд персонажей, вселенная бренда. У вас ведь есть еще и лицензионное агентство?

Я закончил Киево-Могилянскую бизнес-школу. На последнем Форуме маркетинг-директоров вел секцию, посвященную контенту. Я давно в индустрии и, конечно, у меня есть понимание, что такое бренд. Почему я вообще ратую за создание анимационных сериалов? Хороший анимационный сериал запускает пять индустрий. Первая — это книжки, комиксы, наклейки, весь паблишинг. Вторая — это игрушки, ведь дети хотят играть с персонажами из сериалов. Третья — это канцелярские товары: тетрадки, блокноты с теми же персонажами. Четвертая — детская одежда и обувь. И пятая — это шоу.

Кстати, Фонд кино в России поддерживает много анимационных проектов. Там проводят отдельный конкурс и есть отдельная комиссия, которая понимает, что важно, чтобы дети с детства впитывали национальные смыслы. Я хочу того же и для украинских детей.

Считаю, что в идеале на анимацию в Украине должен быть отдельный госзаказ и отдельная экспертная комиссия. Члены нашей сегодняшней экспертной комиссии — это уважаемые в сфере кино люди, они все знают о кино, там есть режиссеры, прокатчики. Но они не до конца знают специфику создания анимационных сериалов. Просто это не сфера их деятельности. Анимация ближе к детской книге, детским шоу. Нужно понимать, что анимационный сценарий сильно отличается от того, что потом выходит на экране. Это не кино, тут нельзя сказать «герой пошел». Как пошел? Просто пошел, подпрыгнул? Всё по-другому, прямо всё.

— Я с интересом слежу за продюсерами, которые мыслят вот этими вселенными брендов. Их не так много: можно вспомнить канал «ПлюсПлюс» с проектом «Це наше і це твоє», «Никиту Кожемяку» студии Panama Grand Prix, ваших «Козаков». Чего не хватает всем этим строителям миров брендов, чтобы это занятие наконец-то начало приносить им нормальные доходы?

— Не хватает только контента. Четыре серии «Котигорошко» — это недостаток контента. Нужно двадцать шесть. А начать надо хотя бы с тринадцяти, ведь популярность бренда зависит от телевидения.

После премьеры «Котигорошко» ко мне обращались несколько компаний с предложением об использовании образов мультфильма в товарном лицензировании, но я им сам отсоветовал: нет контента. Была премьера, четыре серии, аудитория под впечатлением — но все быстро забудется. Так что нет контента — нет развития.

Вы говорите, что вам надо получить деньги хотя бы на тринадцать серий из двадцати шести. На оставшиеся тринадцать у вас уже есть потенциальные частные инвесторы?

— Да, есть. Но тут логика какая: когда Госкино профинансирует тринадцать серий, я могу привлечь партнера на оставшиеся тринадцать. Мне поверят, ведь у меня есть результаты. Если же государство мне, директору государственной студии, денег не даст, то почему мне должны поверить партнеры?

Кстати, проект «Козаки. Футбол» купили США, другие страны и даже такая экзотическая страна, как Пакистан. Так как сериал без диалогов, визуально все понятно.

Чем хороша анимация — это сразу контент для экспорта, в отличие от кино, где должны быть узнаваемые лица селебрити. Анимация не знает границ.

— У кого права на «Котигорошко»?

— У Госкино. Но давайте разделим. Есть права на контент: кто платит, тот и правообладатель. А есть права вторичные, есть художник, режиссер, сценарист. Вторичные права на «Котигорошко» у Наташи Михайловой, Эдуарда Кирича, Криса Коскинина — у всех, кто в титрах.

Как я понимаю, у вас было видение возрождения и других старых образов украинской анимации — «Врунгеля», например.

— Боливар не вынесет троих. «Котигорошко» и «Козаки» — это два анимационных проекта, которые занимают все мои время и силы. Более того, я продюсирую более широкий круг брендов, связанных с визуальным контентом, например, бренд Gapchinska, построенный на творчестве художницы Евгении Гапчинской, и бренд PrimaMaria, основанный на творчестве художницы Марии Примаченко. Я веду то количество проектов, которое в состоянии воплощать профессионально.

Интересно, а как вы боретесь с пиратами? По той же Гапчинской, я думаю, их много.

— Да, пиратство действительно есть. С этим борется юридическая компания. Это не мой профиль. Я заточен на создание. Моя экспертиза в том, что я создаю визуальный контент.

Откуда вы пришли на «Укранімафільм» и в анимацию вообще?

— Еще в далеком 1994 году я открыл один из первых в Украине музыкальных магазинов «Два меломана» на Петровке в Киеве. Это был уникальный магазин. Мы не торговали попсой. У нас была жанровая музыка, джаз, рок, рэп. Сначала были кассеты, потом диски. Магазин быстро стал популярным. В 1999 году я открыл Национальную мультимедийную компанию. Мы занимались производством лицензионных дисков — кино, видео, музыка, аудиокниги, караоке. В какие-то годы Национальная мультимедийная компания была плательщиком номер один за авторское право. Мы продавали очень много легальной музыки. Если вы помните моду на караоке — у нас была монополия: мы делали все диски с караоке. Также в середине 2000-х я занимался кинопрокатом, была такая кинопрокатная компания «Люксор Украина», но это очень тяжелый хлеб.

Я много лет занимался контентом, и когда пришел кризис 2008 года, он был не только финансовым, но и технологическим, когда появился первый iPhone, распространился скоростной интернет и продажа дисков стала сильно сворачиваться, я вышел из этого бизнеса и продал компанию в 2011 году.

Я регулярно посещал кинорынки, где покупал права на DVD. Там познакомился с лицензионным бизнесом, и в 2011 году открыл первое в Украине лицензионное агентство. Лицензионный бизнес долго не получался, потому что рынок был не готов. А в 2012 году я понял, что нужно снимать анимационные сериалы.

Я познакомился с главой Госкино Катериной Копыловой, раз пришел, два пришел. Потом мы с ней встретились с министром культуры Михаилом Кулиняком. Они мне сказали: «Хочешь заниматься мультиками? Вот студия “Укранімафільм”, иди, возглавляй и делай». Я задумался, я же с государством никогда раньше дела не имел. Несколько недель взвешивал и потом согласился.

На момент моего прихода на студии было два долгостроя: «Бабай» и «Котигорошко». Мне удалось оба проекта завершить. «Бабай» — это вообще отдельная история. Он изначально не предназначался для проката, это типичный авторский проект. В 2006 году государство выделило около миллиона долларов, чтобы люди сделали авторское кино. Когда я пришел, курс был уже не пять гривень за доллар, а восемь. Деньги были потрачены, и это были уже другие персонажи, другой режиссер, другой художник. И там я прошел отличную школу, в том числе полного саботажа, потому что я был не из этого круга.

Теперь я очень хорошо понимаю, как устроена креативная экономика с точки зрения бизнес-процессов. В 1990-е годы я еще и музыкантов продюсировал, после чего понял, что с живыми людьми работать не хочу. Потому что очень сложно отправить группу на гастроли: кто-то перепил, с кем-то еще что-то случилось. Именно после своего музыкального продюсерского опыта я принял решение работать только с персонажами. Они не стареют, не высказываются на антиукраинскую тему и т. д.

Смотрите, что интересно. Вы работаете на государственной студии с историей, рисованной анимацией, которой в мире осталось не так много, вам нужно сохранять какие-то традиции и учить молодых аниматоров. Я сравниваю вашу историю с историей Дмитрия Белинского, который создавал студию компьютерной анимации Panama Grand Prix с нуля: у него не было таких проблем. Не думаете ли вы, что вас с вашими бизнесовыми способностями и маркетинговым видением тянет на дно государственная студия с ее традициями?

— Когда мы смотрим какой-нибудь диснеевский мультфильм, мы видим титры: «от создателей “Рыбки Немо”». «Укранімафільм» — это легендарная студия, и я считаю, что за этот бренд нужно бороться. «Укранімафільм» сделала за свою историю около 400 фильмов. Я хочу продолжить эту историю. Не знаю, ответил ли я на ваш вопрос…

Если вдруг сейчас не будет денег Госкино, «Укранімафільм» может обанкротиться?

— Это же хозрасчетная организация. Она не обанкротится, но зачем студия без проектов? В чем тогда смысл существования государственной студии?

А на рисованную анимацию как на аутсорсинговую услугу есть спрос за рубежом?

— Есть, но небольшой. И в этом наше счастье, так как наши специалисты могут создавать здесь славу украинской анимации.

Сколько людей у вас работает? Я так понимаю, что основную часть сотрудников вы привлекаете под проекты?

— На студии постоянно работает только админперсонал, все остальные привлекаются к проектам. Я поэтому и борюсь: если мы сейчас закончим три серии «Козаков», и я распущу команду, то они разойдутся. А сила же в команде. Чтобы их потом собрать, научить, нужны будут колоссальные усилия. У каждого художника своя специализация: кто-то умеет фон делать, кто-то — прорисовывать, кто-то — хороший колорист. Даже если будет финансирование, но через год — это плохо.

Каков средний возраст аниматоров у вас на студии, приходит ли молодежь в рисованную анимацию?

— Молодежь приходит на имена и на проекты. В этом ценность «Укранімафільма»: все хотят быть в титрах рядом со звездами профессии.

Сообщает сайт detector.media

 

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Войти или зарегистрируйтесь

Читайте также:


Яндекс.Метрика