Каталог участников рынкаNew
Вестник лицензионного рынка

Из архива

Интервью и аналитика


Почему прокатчики игнорируют авторские российские мультфильмы

Дата: 17.03.2017 576
Компании: Мастер-фильм
Почему прокатчики игнорируют авторские российские мультфильмы
С 16 марта в 10 кинотеатрах Москвы и еще в 300 городах России пройдут показы программ XXII Открытого российского фестиваля анимационного кино в Суздале. В столичных кинотеатрах «Березка», «Вымпел», «Звезда», «Искра», «Космос», «Молодежный», «Полет», «Сатурн», «Салют» и «Факел» можно будет увидеть лучшее, созданное российскими мультипликаторами за год. О новинках и тенденциях в отрасли рассказывает директор фестиваля, продюсер Александр Герасимов.
 

Прошлый год привнес в отечественную анимацию резкий всплеск сериальных брендов. Многие студии, ранее занимавшиеся авторской анимацией (к ней относятся «Ежик в тумане», «Чебурашка», «Трое из Простоквашино» и прочие), стали поворачиваться в сторону анимации индустриальной («Смешарики», «Фиксики», «Богатыри»). А в нынешнем году наконец-то произошло увеличение количества картин «полного метра».

— Александр Петрович, как эта ситуация отразилась на программе кинофорума?

— В конкурс полнометражных картин отобрано 8, а ведь еще лет пять назад их было всего 2–3. Любопытно, что среди них есть даже один полнометражный мультфильм, сделанный в Казани. Это означает, что и региональная анимация тоже доросла до производства «полного метра».

— Каждый год ваш кинофорум выбирает тему. Какова она в нынешнем году?

— Как по нотам. Это соответствует духу фестиваля, заложенному в его концепции: четкость, точность, профессионализм. Наш кинофорум — профессиональный, здесь ежегодно собираются более 1500 представителей анимационной отрасли.

— Выбранная тема коррелирует и со 100-летием Федора Хитрука, которое отмечается в этом году. Будем вспоминать Винни Пуха и Бонифация?

— Федор Савельевич действительно был истинным профессионалом. В его маленьких шедеврах все изумительно, вплоть до штришка. Творчество Хитрука — эталон нового киноязыка и глубины, его можно сравнить с Эйзенштейном в игровом кино. Каждый его мультфильм действительно сделан как по нотам. Так что у нас будет вечер приятных воспоминаний: покажем фрагменты фильмов, посвященных творчеству Мастера. Кроме того, презентуем новый 52-минутный документальный фильм, производство которого завершается на студии «Мастер-Фильм» и который покажут 1 мая, в день рождения Хитрука, по ТВ. Картина называется «Быть всем». Так ответил сам Хитрук, когда его спросили, кем должен быть режиссер-аниматор. Фестиваль анимационного кино традиционно силен деловой программой, ставящей актуальные вопросы отрасли.

— В прошлом году на круглом столе педагоги анимационных вузов выражали озабоченность тем, что молодые аниматоры в погоне за деньгами сразу после выпуска пополняют команды сериальных проектов, теряя возможность сделать собственный фильм-высказывание. А через 10 лет, оперившись, уже боятся рисковать. Чем порадуют нас студенты и дипломники в этом году?

— В программе есть талантливые курсовые работы (студенческих фильмов в конкурсе — 27) и интересные дипломные проекты — их 14. Что касается упомянутой вами тенденции, то это веление времени. Запуск сериалов — это бизнес: продюсеры ищут талантливых режиссеров, драматургов, художников. И конечно, если попадается выпускник киношколы с ярким дипломным фильмом, ему тут же следует предложение. И уже сам молодой специалист должен решать, идти ему работать на сериал или нет.

Многие идут, ведь когда еще найдешь деньги на свой маленький шедевр? А для запуска даже крошечного авторского фильма надо искать продюсера и студию. Пытаясь решить эту задачу, можно потерять шанс «пристроиться всерьез и надолго». Но я лично знаю многих молодых людей, которые отказались уйти в сериалы, потому что видели свой собственный авторский путь.

— Каков размах конкурса «Суздальфест» в этом году и каковы его особенности?

— Количество участников конкурса сравнимо с прошлым годом — 104 фильма. Дебюты представлены 11 фильмами, в прикладной анимации — 16 работ, сериалов в конкурсе — 19, короткометражек — 23. Отличительная особенность конкурсной программы — сокращение ее общего хронометража, что объяснимо стремлением к уменьшению производственных затрат. Но общее время не изменилось за счет увеличения числа полнометражных картин.

— А чем будут удивлять программа «ВНЕконкурса»?

— В ней 45 фильмов, очень разных по тематике, идеологии, статусу, объединенных нами в спецпрограммы. Одна называется «Этюды» — это еще зарисовки, а не полноценные фильмы, но уже очень хорошо сделанные. Вторая — «Страницы великой истории» — картины на военную, духовную, православную и историческую темы. Кроме того, по традиции мы представляем зарубежную продукцию знаковых МКФ. На этот раз это программа Загребского фестиваля — старинного, уважаемого, серьезного.

— Какой конкретной отдачи вы ожидаете от деловой программы нынешнего года?

— Во-первых, у нас состоится ярмарка сценариев детских писателей. Они приедут с проектами фильмов, а это замечательный приток свежих идей, интересных режиссерам, драматургам, продюсерам. По итогам прошлогоднего аналогичного питчинга несколько проектов получили свое развитие и уже находятся в производстве.

Во-вторых, будет проходить YouTube — панель в партнерстве с Google. В этом году мы знакомимся с приложением «YouTube — детям» — безопасным детским контентом (это приложение стартовало в России в сентябре прошлого года), что будет интересно родителям. Узнаем, что это за приложение, от российских продюсеров, которые размещают там свои мультфильмы. Там есть и «Маша и Медведь», и «Смешарики», и «Богатыри», то есть те продукты, которые собирают миллионы просмотров.

В-третьих, круглый стол «Проблемы становления и перспективы развития детских начинающих анимационных студий» поможет разобраться с вопросами обучения педагогов этих студий, чтобы востребованное в последний год движение по созданию мультфильмов самими детьми могло стать массовым. А на очень любопытном круглом столе «Полный метр и Авторская анимация в зоне конфликта» попытаемся разобраться с причинами разрыва между сообществами авторского кино и мультиндустрии.

Экспертами тут выступают ведущие анимационные продюсеры, представители Министерства культуры и Фонда кино. Наконец, впервые состоится питчинг сериальных проектов для телеканалов. Это веление времени: сегодня режиссеры делают «продукт», не будучи уверенными, что каналы его покажут. А каналы, в свою очередь, начав снимать анимацию самостоятельно, повсюду ищут профессионалов.

— То есть вы решили перекинуть мост, организовать «смычку» между спросом и предложением?

— Да. И для нас полной неожиданностью стало то, что на питчинг уже поступило 47 (!) проектов. Топ-менеджеры 10 телеканалов заслушают очные презентации 10 финалистов и назовут лучший проект. Есть и еще одна новость. У нас в стране существуют серьезные анимационные учебные заведения: ВГИК, СПбГУКИТ, ШАР и другие. Мы решили сделать в этом году этакий Гайд-парк, который назвали «Кампус» — площадку с рабочим пространством, — предоставим различным киношколам для их самопрезентации.

— В лучших традициях «Чебурашки и Крокодила Гены», которые в ходе строительства дома передружились?

— Нам хочется, чтобы анимационные школы активизировались, началась молодежная «движуха», зародились перекрестные проекты, пошел обмен опытом, кросс-лекции. Это будет аналог объединенного стенда на международных кинорынках. Но у них в основе — бизнес-идея, а у нас — студенчески-образовательная.

— Раз мы заговорили о кинорынках, то уместно спросить: почему практически любой игровой российский полнометражный фильм сегодня убыточен или в лучшем случае выходит «в ноль», а в анимации есть немалое количество проектов, на которых продюсеры неплохо зарабатывают?

— Этот вопрос, думаю, задают себе все продюсеры, которые, провалившись в кино игровом, потом пытаются снять анимационные фильмы. Да, сельяновские «Богатыри» или франшиза про «Волка» прибыльны. Как сказал Сельянов: «Мы приучили Россию ходить на Новый год на наши мультфильмы». Но нельзя сказать, что 100 процентов всех полнометражных анимационных фильмов окупились, потому что есть не успехи и у того же Сельянова. Например, прошлогодний «Волки и Овцы» собрал хороший бокс-офис, но ожидания-то были гораздо выше: фильм очень дорогой в производстве, на рекламу много потрачено, а надежд не оправдал. То же самое было и с «Синдбадом» — тоже скромно прошел.

— Но в анимации хотя бы есть успешный опыт?

— Есть, безусловно. И мы можем говорить о более высоком КПД в анимации, чем в игровом кино. Из 10 игровых картин лишь одна выстреливает. А в анимации выстреливают три-четыре, да и остальные шесть не в полном ауте. Думаю, это происходит из-за того, что анимация живет по другим законам, нежели игровое кино, ее делают другие люди. В анимации нет понтов — красной дорожки, софитов. Здесь творцы годами сидят за компьютером, не вылезая из помещения. И потом к анимационному кино подход очень тщательный. Отснятый неудачный эпизод в игровом кино можно тут же на площадке переснять.

В анимационном кино любое исправление выливается в колоссальные деньги. И аниматоры очень ответственно подходят уже в начале пути, все «дожимается» и «докручивается» еще до начала производства.

— Увеличился ли за последние 10 лет интерес западных прокатчиков к российской анимации? И почему в СССР наши мультфильмы столь успешно продавались?

— Что было в СССР — тайна, покрытая мраком, поскольку мультфильмы продавала единственная организация «Совэкспортфильм». Как они это делали и что имели взамен — неизвестно, все было централизованно и засекречено. У нас нет статистики по поводу коммерческого интереса к нашим советским мультфильмам, но мы точно знаем, что к ним был явный фестивальный интерес. Знаем, что была некрасивая история в девяностые годы с нашим бывшим соотечественником артистом Олегом Видовым, уехавшим в Америку, который за «три копейки» приобрел у «Союзмультфильма» право коммерческого использования его легендарной коллекции в течение десятков лет за рубежом. Но зато мы можем говорить о том, что сегодня интерес к нашей анимации в мире появился и есть проекты, достойно представляющие страну за рубежом.

— Какие именно? «Смешарики»? «Богатыри»?

— С колоссальным отрывом от остальных идет «Маша и Медведь». Далее — и «Смешарики», и «Фиксики», и «Барбоскины». Что касается «полного метра», то это «Белка и Стрелка» и «Снежная королева» (франшиза). А вот «Богатыри»-то как раз не идут.

— А почему «Богатыри» не идут?

— «Богатыри» решены в классической рисованной (недорогой) 2D-анимации, а сейчас в мире все больше в тренде 3D. Во-вторых, это сугубо национальная история — наш фольклор, персонажи. Насколько я знаю, «Богатыри» особо на зарубежные кинорынки-то и не выставляются. В «Маше и Медведе» практически нет текста, а в «Богатырях» есть наш замечательный юмор, который иностранцам непонятен.

Увеличение интереса к нашему анимационному кино обусловлено двумя причинами. Во-первых, появляется контент полнометражный и сериальный, который удовлетворяет международному уровню, понятен и интересен всем детям в мире. Во-вторых, у нас теперь впервые за многие годы есть возможность выезжать на кинорынки. Сегодня российская анимация презентуется на объединенных стендах Роскино в Каннах, Лос-Анджелесе, Берлине, присутствует в крупнейших электронных базах данных медиаконтента, входит в число финалистов питчингов ведущих кинорынков.

— А что вы скажете о перспективе участия России в копродукции больших международных анимационных проектов?

— Думаю, это как раз дело самого ближайшего будущего, двух-трех лет. Копродукция — это не так просто, тут надо, чтобы многое совпало. Хотя что далеко ходить: тот же сериал «Йоко» компании Wizart — абсолютная копродукция с испанцами, 50 на 50. Первые ласточки уже полетели.

— В полнометражном игровом кино много фильмов, ориентированных только на фестивали, киносети их не берут. А в анимации?

— Вся наша авторская анимация, входящая в программы «Короткометражное кино», как и дебюты, ориентирована только на фестивальный успех, фестивальную жизнь.

— А ведь раньше существовала сеть детских кинотеатров, мы семьями ходили на анимационные сборники в кинотеатр «Баррикады», например. Сегодня сборники можно где-то увидеть?

— Уже два года существует проект «Мульт в кино», который возглавляет Иван Кудрявцев, — показ сборников новых серий сериалов: «Бумажки», «Мимимишки», «Сказочный патруль», ну и «Смешарики», «Фиксики», другие топовые сериалы, разумеется. Формируются сборники на 45 минут, они идут в залах сети «КАРО», кинотеатре ГУМа, в зале Pushka каждые две недели.

Еще есть программа «Кинодетство», ей три года, которую делает замечательный человек Тамара Тарасова. Она формирует альманахи из короткометражных фильмов. В отличие от сериалов, эти разрозненные «коротышечки» практически не имеют шансов быть увиденными. Их телевидение не берет — кому нужно возиться с «мелким мусором»? Ведь с каждым автором надо отдельный договор заключать, а фильм — на три минутки! В интернете, даже если их вывешивают, они все равно не набирают большого количества просмотров — их никто не видит. А Тамара Николаевна занимается этой сложной, кропотливой, благородной работой, выпуская на киноэкраны уже четвертый десяток таких сборников.

— А большим сетям и ТВ почему эти ее сборники неинтересны?

— Потому что это не соответствует бизнес-модели нашего кинопроката. У нас каждую неделю на экраны выходит порядка 15 новых картин. А телевидение их не берет, потому что это неформат. Каналам нужны одни и те же герои — из недели в неделю, из года в год. Только так можно привлечь рекламодателей.

— Последний вопрос, который сегодня волнует многих: что происходит с «Союзмультфильмом»?

— С ним происходит так много всего и так быстро за последний год, что даже побаиваюсь комментировать. Сейчас, насколько знаю, до конца марта студия должна переехать. И в марте вроде бы должен состояться конкурс на должность директора студии, который планировался еще 7 декабря. Недавно прошла информация, что сформирован некий орган под названием «Правление», который возглавила Юлиана Слащева. Насколько я понимаю, он будет решать стратегические и концептуальные задачи развития студии. Очень надеюсь, что с формированием нового органа, с переездом, с приходом новых управленцев студия воспрянет, наладит свою работу и станет наконец Домом российской анимации.

Станет центром объединения многих других студий и коллективов, базой для создания и продвижения наших мультфильмов. Сейчас у «Союзмультфильма» все для этого есть.

— То есть, пока директора нет, говорить о том, что «старики» вернутся на «Союзмультфильм», бесполезно? Или время уже упущено?

— Юрий Норштейн уже много лет трудится в своей мастерской, думаю, ему нет никакого смысла переезжать. Наш оскароносец Александр Петров живет и работает в Ярославле, у него там прекрасная студия. Его в разные страны приглашали — он не поехал. Будет здорово, если Школа-студия «Шар», возглавляемая Андреем Хржановским, переедет на «Союзмультфильм».

Но вообще мастеров можно и нужно привлечь, организовав хорошие курсы, центр по обучению и подготовке кадров, где они могли бы с удовольствием для себя и пользой для молодежи преподавать. Запустить обучение совместно с производством. Вот это действительно может их заинтересовать.

ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ С ДЕРЕВЯННЫХ ДОЩЕЧЕК

Открытый российский фестиваль анимационного кино родился в 1996 году. В первом конкурсе участвовали фильмы последних трех лет, поскольку анимации в середине 1990-х создавалось крайне мало. Отбора практически не было, и в программу фестиваля вошли не только художественные ленты, но и рекламные ролики, видеоклипы, телезаставки. Победителям вручали деревянные дощечки, подписанные коллегами.

Победителями фестиваля в разные годы становились Андрей Хржановский («Лев с седой бородой»), Зоя Трофимова («Мелочь», «Рождество»), Юрий Норштейн («Русский сахар», внизу — кадр из его знаменитого мультфильма «Ежик в тумане»), Валерий Фомин («В гостях у деда Евлампия»), Михаил Алдашин («Рождество», «Букашки»), Юрий Черенков («Большая миграция»), Александр Петров («Русалка»), Валерий Угаров («Волшебная кисточка»), Владислав Байрамгулов («Далеко вниз по реке»), Константин Бронзит («На краю земли», «Кот и лиса»), Андрей Ушаков («Носки большого города»), Дмитрий Геллер («Привет из Кисловодска», «Маленькая ночная симфония»), Мария Муат («Желтухин»), Алексей Демин («Кошки под дождем»).

ЦИФРА

5 деятелей анимационного кино (три режиссера, критик и композитор) вошли в жюри нынешнего фестиваля.         

Елена Булова, "Вечерняя Москва"

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Войти или зарегистрируйтесь

Яндекс.Метрика