Каталог участников рынкаNew
Вестник лицензионного рынка

Из архива

Интервью и аналитика, Licensing World Russia


Игорь Шульжик, «Фунтик Энтертейнмент»: «В отличие от иностранных правообладателей мы можем себе позволить заключать контракты в рублях и на длительный срок»

Дата: 25.02.2016 1381
Компании: Funtik Entertainment
Игорь Шульжик, «Фунтик Энтертейнмент»: «В отличие от иностранных правообладателей мы можем себе позволить заключать контракты в рублях и на длительный срок»

Компания «Фунтик Энтертейнмент» готовится к участию в выставке Licensing World Russia - 2016. Помимо лицензий «Фунтик», «Карандаш и Самоделкин» и коллекции мультфильмов творческого объединения «Экран» лицензиатам будет представлен обновленный бренд «Кот Леопольд». Премьера первого сезона Новых приключений Кота Леопольда успешно состоялась в новогодние праздники на каналах «Карусель» и «Мульт». Сейчас в производстве находится второй сезон сериала, который зрители увидят в уже конце года. Корреспондент «Вестника» поговорил с генеральным директором «Фунтик Энтертейнмент» Игорем Шульжиком и узнал, какие преимущества компания предлагает как лицензиар, чем отличаются новые серии «Кота Леопольда», а также о том, как бренд Чебурашка без буквы "Ч" однажды помог заработать производителю сырков.

Корр.: – Игорь Валерьевич, добрый день! У вас огромный опыт в лицензировании, в России вы были одним из первых, кто начал этим заниматься. Расскажите, какие преимущества работы с вашей компанией как с лицензиаром?

Игорь Шульжик: –  Во-первых, все бренды, с которыми мы работаем – "вечнозеленые". Это означает, что они были популярными в течение десятилетий и останутся такими в обозримом будущем. Новые персонажи и проекты мы не делаем принципиально. Во-вторых, в отличие от иностранных правообладателей, мы можем позволить себе выдавать лицензии на длительный срок. Иногда можем и вовсе продать лицензию как товарный класс. Конечно, это распространяется только на крупных игроков, чьи товары идеально сочетаются с нашими франшизами. Например, для «Простоквашино» – в создании этого бренда наша компания принимала ведущее участие – идеальным товаром была молочная продукция. Франшиза «Простоквашино» была навсегда передана Юнимилк, которая позже стала частью Danon. Иностранные компании, как правило, не подписывают контракты на длительный срок, максимально – года на три. О том, чтобы передать кому-то бренд навсегда, речи не идет.

Некоторые пункты в лицензионных договорах у зарубежных правообладателей позволяют им при желании отказаться от сотрудничества с лицензиатом. То есть если лицензиару поступает более выгодное предложение, он его с удовольствием принимает. Получается, что покупатели западных лицензий оказываются в зоне риска, так как не могут рассчитывать на долгосрочное сотрудничество и полноценное развитие бренда.


Плюс ко всему у нас все контракты в рублях, и мы чутко и гибко относимся к нашим клиентам. Понимая ситуацию в экономике, мы можем пойти людям на встречу и изменить финансовые условия. Как бы мы ни расхваливали российский рынок, но для западных игроков Россия остается небольшой точкой на карте, от которой можно  отказаться. Если завтра у нас в стране перестанут продаваться Lego, Mattel и товары других "тяжеловесов", ничего страшного для этих компаний не произойдет: у них есть весь мир. Поэтому "иностранцы" очень жестко, агрессивно, а иногда и чересчур требовательно ведут себя на нашем рынке. Небольшие компании, которые впервые сталкиваются с лицензиями, к таким отношениям зачастую не готовы. А мы с удовольствием протягиваем  им руку помощи, чтобы они смогли сделать первые шаги в лицензионном бизнесе.


Корр.: – Недавно у вас состоялась премьера нового мультсериала по вашему обновленному бренду – «Кот Леопольд». Сериал показали на каналах «Карусель» и «Мульт». Вы довольны результатами?

Игорь Шульжик: – Да, мы довольны телевизионными рейтингами и цифрами просмотров на YouTube. В среднем за месяц каждая серия набирает 1 миллион просмотров и мы видим динамику роста. Телеканалы будут повторять первый сезон Новых приключений Кота Леопольда почти каждый месяц до конца 2016 года. Мы очень благодарны за такую феноменальную сетку показов руководителям и программным директорам каналов. Для покупателей лицензии «Новые приключения кота Леопольда» – это хорошая поддержка бренда и хороший охват аудитории. Помимо «Карусели» и «Мульта», мультфильм был продан нескольким крупным региональным каналам.

Корр.: – Вы планируете создание следующих сезонов?

Игорь Шульжик: – Второй сезон выйдет уже в конце этого года. Его премьерный показ состоится на Карусели и Мульте. Знаю, что к этому времени появится еще один детский федеральный канал, полновесный конкурент «Карусели». Если коллеги не обидятся и не будут против, мы будем рады разместить свой контент и на нем. Плюс, конечно, новые серии войдут в «Мульт в кино» и в других киноформатах.

Корр.: – Чем новый «Кот Леопольд» отличается от советского?

Игорь Шульжик: – Советский «Кот Леопольд» снимался на пленку. Как у всех мультфильмов того времени, его фрагменты внутри серии отличаются по цветам, как будто они делались в разные годы. С точки зрения детской психологии и педагогики советские мультфильмы сделаны идеально. Некоторые из них даже сегодня кажутся динамичными. Но сейчас советскую мультипликацию мало смотрят из-за ее блеклой картинки. Новый «Леопольд» яркий, сочный, красочный. Надеюсь, что и более динамичный, ведь у современных детей немного другое восприятие динамики.

Перед нами не стояло задачи сделать мультфильм, принципиально отличающийся от советского. На старом «Леопольде» выросло не одно поколение, мы не хотели никого разочаровать. В следующих сериях «Леопольда» будут использоваться новые технологии. Не исключаю, что третий сезон будет сделан в 3D. В первом сезоне мы не стали с этим экспериментировать, так как боялись убить бренд. Такое, увы, происходит нередко. Масса поклонников не приняла «Гарфилда» в 3D, потому что привыкла к нему в 2D. "Ну, погоди!" держался на музыке и актуальных хитах. Когда в новых сериях этот прием убрали, ушел и интерес зрителя. Мы не могли допустить, чтобы это произошло с новым "Леопольдом". Сохранить то главное, благодаря чему Леопольд по сей день входит в пятерку самых популярных советских мультфильмов – вот что было нашей основной задачей. И, мне кажется, у нас это получилось. Часто  зрители не понимают, что смотрят нового "Леопольда",  и пишут в комментариях: «Этой серии я не видел. Это что, отреставрированный  мультик?!».

Корр.: – А в чем разница между "Леопольдом" и другими российскими и зарубежными мультфильмами?


Игорь Шульжик: – «Леопольд» сделан для детей от 0 до 5 лет, ядро аудитории – дети 3-4 лет. Для этой аудитории качественной отечественной анимации выпущено очень мало. Мультфильм спокойный, каким и должен быть контент для этого возраста. Герои-мыши  очень подвижные, они задают динамику сериала. И, конечно, кот Леопольд – добрый, наивный, трогательный... Мультфильм учит детей, что в ответ на грубость не обязательно драться и кусаться. Чтобы побеждать, не обязательно быть супергероями и обладать супервозможностями. Можно просто быть добрым, терпеливым, научиться прощать и "Жить дружно!"


Корр.: – Ваша компания работает на рынке уже более 15 лет. Какие самые необычные товары были созданы под вашими брендами за это время?

Игорь Шульжик: – Однажды к нам обратился производитель вездеходов. Он считал, что его круглый трактор для Заполярья с большими гусеницами очень похож на нашего Фунтика. Другой пример, к которому мы не имеем никакого отношения, надувная кукла «Госпожа Белладонна». Ее выпустил один из самых крупных производителей секс-товаров. К сожалению, с этой компанией мы не выиграли судебный процесс. Но по постановлению суда название товара было заменено.

Вообще, странных предложений много. Но люди часто не понимают, что некоторые из них мы не можем одобрить из этических соображений. Например, производители мясных изделий очень часто просят лицензию «Фунтик». Они считают, что если выходят конфеты с «Лунтиком», можно выпускать колбасу  «Фунтик».

Когда мы только начинали  и я был агентом Эдуарда Успенского, к нам каждую неделю приезжали крупные производители водки и уговаривали нас за несколько сотен тысяч долларов продать им лицензию «Чебурашка». Как вы знаете, в народе маленькая бутылка водки называется "чекушкой", или "чебурашкой". Им даже не нужно было изображение Чебурашки, просто надпись.

Вы поймите, по-прежнему очень много производителей, которых кроме прибыли ничто не интересует. О качестве товара они не заботятся. Похожим образом у нас в стране многие  относятся и к производству мультсериалов и детского контента. К сожалению, не все родители понимают, что показывать хорошие мультфильмы для ребенка не менее важно, чем кормить его здоровой, полезной едой, что мультфильм – это своего рода духовная пища.

Корр.: – Надеюсь, те годы, когда вам предлагали сделать водку «Чебурашка», безвозвратно прошли. Со временем рынок становится более цивилизованным?

Игорь Шульжик: – Людей, которые хотят сделать водку «Чебурашка», с годами меньше не становится. Просто они понимают, что надзорные органы такого уже не допустят. Раньше этого бы никто не заметил и какое-то время товар бы продавался. У нас был случай с самым крупным в России производителем шоколадных сырков. Кто-то из сотрудников компании неправильно рассчитал размер упаковочной  фольги, и при заворачивании сырка в слове «Чебурашка» на сгибе терялась буква «Ч». Радостный руководитель компании  прибежал к нам и сказал, что ему больше не нужен бренд «Чебурашка» – дети раскупают сырки с новым названием на "ура".

Корр.: – Сейчас российское лицензирование переживает непростые времена. Как, по-вашему, ситуация будет развиваться в дальнейшем?

Игорь Шульжик: – Недавно закончилась выставка «ПродЭкспо». Судя по ней, рынок продуктов питания не находится в таком плачевном состоянии, как другие. Возможно, конечно, производители продовольствия находятся в более выгодном  положении по сравнению с остальными отраслями, ведь еда – очень важный для потребителей товар.


Я вижу, что на рынке продуктов питания появилось много новых  игроков. Надеюсь, они появятся и на лицензионном рынке, ведь это потенциальные покупатели брендов. Лицензионный рынок всегда был поделен между несколькими  крупными компаниями, каждая из которых действовала в своей отрасли. Часть этих компаний, скорее всего, с рынка уйдет, их заменят новые. В кризис огромное количество людей, потерявших бизнес, работу, начинают придумывать и пробовать что-то новое, организовывать производства, выводить на рынок новые товары и услуги.


Крупные компании будут тяготеть к отечественным персонажам в силу желания сократить  риски. Ситуация сейчас непредсказуемая, завтра государство может сказать, что иностранные мультфильмы и бренды стране больше не нужны. У отечественных брендов тогда будет ещё больше поддержки на телевидении и преимущество.

Я делаю ставку на мелких и средних игроков. На «ПродЭкспо» мы подписали чудесный договор с семейной компанией, которая делает таежный мед. Объемы производства у них небольшие, но для нас эта сделка – вопрос не денег, а, скорее, имиджа. Товар уже  продан в дорогие магазины Европы, где его будут покупать, в том числе,  наши бывшие соотечественники. Такими  лицензиями можно гордиться,  за товар не стыдно, его хочется дарить друзьям. Обидно, но 80-90% лицензионных товаров, которые выпускаются по отечественным персонажам, мне не хочется дарить своим близким. Все из-за того, что производитель часто хочет сэкономить, и от этого страдает качество. Есть надежда, что в новых компаниях люди будут менее циничными, чем те, кто в бизнесе давно. Они будут делать качественный товар, и, я уверен, научатся  им гордиться. Потому что, как бы смешно это ни звучало, деньги не главное, если ты работаешь для детей!

«Вестник лицензионного рынка»

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Войти или зарегистрируйтесь

Яндекс.Метрика